В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ ЯКУТИИ

Якутский героический эпос тесно связан с традиционной культурой, в нем сконцентрированы душа народа, изначальное представление о себе, о времени, мире, синтезированы мифологические, религиозные, философские мировоззрения.

Галерея народных образов в живописи начинается с созданного в 1930 году «Портрета олонхосута И.Н.Винокурова-Табахырова» работы Ивана Васильевича Попова – первого профессионального художника Якутии.

Личность сказителей постоянно привлекает внимание художников: В.Г.Петров «Олонхосут Ырыа Былатыан» (1955); С.Л.Александров «Портрет Олонхосута И.Г.Тимофеева-Теплоухова» (1960); Э.С.Сивцев «Олонхосут В.П.Попов» (1965); В.Д.Иванов «Портрет С.Зверева» (1970);С.С. Парников «Олонхосут П.П.Ядрихинский-Бэдьээлэ» (1982); Л.А. Ким «Портрет олонхосута» (1983); Л.Д.Слепцова «Олонхосут Уустарабыс» (1991).

Один из первых художников Якутии, этнограф, краевед Михаил Михайлович Носов в цикле «Якутия в народном эпосе» (1945) погружается в мифологический мир и воссоздает общую поэтическую атмосферу фольклора, иллюстрируя эпос, как фантастическую сказку, насыщенную бытийными наблюдениями.

В полотне «Витязь с невестой» (1938) П.П. Романов первым в изобразительном искусстве переводит образный строй якутского устного творчества, его живую ткань, богатую страстями, драматическими столкновениями и жизнеутверждающим началом в живописное повествование о земном человеческом бытие. В картине с ее подробной повествовательностью, активной ролью пейзажа, колоритной красочностью персонажи олонхо словно написаны с натуры, с четкой и ясной характеристикой. Художник решает ее в жанровом описательном ключе, подчеркивая реальность пространственной перспективы. В цветовом решении - многокрасочность самого эпического сказания. С этнографической точностью переданы одежда и воинское снаряжение героев, описанию которых сами сказители придавали особое значение, именно в стиле олонхо каждая деталь несет смысловую нагрузку и одновременно служит психологическому раскрытию персонажей. Реальность и вымысел гармонично сосуществуют в картине, живописные приемы и стилистика эпически возвышенны, зиждутся на народном миропонимании.
Ключевые образы эпоса олонхо - Мировое древо с концепцией мироздания, Срединный мир, на который обрушивается ярость Верхнего и Нижнего миров, блистающий доспехами воин-богатырь и конь, обряженный в нарядную сбрую, – существо, «вскормленное космическим круговоротом», красавицы Среднего мира, эпический пир-праздник ысыах, кумысная утварь, коновязь и жилище со всеми присущими ему атрибутами своеобразно трансформируются в пространстве искусства.

Олонхо составляет изобразительный арсенал Тимофея Андреевича Степанова. В эпосе живописца привлекают буйство и неуемность народной фантазии, красочность и выразительность изобразительного языка, соединение самых неожиданных полетов воображения с реальной действительностью. Олонхо становится предметом его творческого мышления. Автор воспринимает сказания как исторический источник. Он воссоздает, художественно реконструирует не только предметную среду далеких времен, но и само былинное время. В искусстве мастера наиболее ярко обнаруживает себя качество «современного историзма», причастности к большому Времени и большой Истории. Степанов переводит все богатство содержания героического эпоса на язык живописи, интерпретируя его сюжеты и образы как мифологемы и философемы универсального порядка.

Тридцать крупномасштабных композиций серии «Якутский героический эпос олонхо» (1977- 1997) рисуют космическую структуру мироздания. Художник выбирает ключевые моменты олонхо – образы трех Миров, Мирового древа, главных героев – богатырей и женщин, красавиц и хранительниц очага, ради которых и свершаются подвиги… Творя свой изофольклор, автор берет лишь основное ядро сказаний и вокруг него создает законченную творческую композицию, используя все необходимые исторические, этнографические, географические и бытовые атрибуты. Психология отдельных характеров заменяется изображением жизни более сложных организмов: человеческий род, племя, земля, вселенная; острые, эпические события сменяются картинами жизни в ее наиболее типичных проявлениях, например, «Средний Мир» (1980), «Верхний Мир» (1981), «Главные герои олонхо» (1985) и др.

Найдя свой идеал в эпических сказаниях, Степанов перенимает многоплановость композиции, величавость гармонии сильных и насыщенных красок, монументальность образов. Тематические, композиционные, пластические фигуры олонхо явились формообразующим и стилеобразующим фактором. Отсюда - отличительные черты его творчества – мифологическая основа сюжетопостроения и общей образной структуры («Древо жизни» (1982), «Балаган – колыбель олонхо» (1982), «Юность главных героев» (1984), «Перед хозяйкой огнеомутного моря» (1985), «На защиту Среднего Мира» (1986), («Небесный бой» (1996) и др.).

Художник одухотворяет землю, составляя красочный цветущий ковер Срединной земли, где проживают люди племени айыы. Наделяя землю скрытыми сакральными силами, рассматривая человеческие взаимоотношения в неразрывном единстве с природой, художник доносит до нас ее восприятие, свойственное древним эпическим персонажам.

Эпическое в творчестве живописца раскрывается в композициях, где солнце и звезды, вода и огонь непосредственно участвуют в действии в космологическом преломлении. Таковы его «Рождение Миров» (1981), «Страна Олонхо» (1984), «Состязание» (1988). Это ярко выражено в картине «Миры олонхо с Мировым древом» (1979), представляющей собой условный срез вселенной - трехчастной картины мироздания, где нет вражды, нет деления на живую и мертвую природу, где среди трав и цветов резвятся маленькие духи растительности «эрэкэ-дьэрэкэ», и все наделено разумом. По сути, это мифологически-притчевое философское освоение мира. Серия «Якутский героический эпос олонхо» Т.С. Степанова выступает как символический знак истории народа саха, наделенный высоким и общезначимым смыслом, как своего рода содержательная метафора эпической «конструкции мира и человека».
Принципиально новый этап в изобразительном постижении героического эпоса открыла графика 1960 - 1970 годов, когда якутский эстамп приобрел масштаб международного культурного события. В это время в искусстве художников завершается переход от этнографизма к иному творческому выражению – одухотворению народного творчества; идет диалог прошлого и настоящего. Осмысление изобразительной символики национального бытия получает новый импульс; ориентацию на традиционное искусство, использование декоративности цвета, плоскостности пространства, монументальности форм

Это нашло наиболее яркое воплощение в творчестве графиков Э.С.Сивцева, В.С.Карамзина, В.Р.Васильева, А.П.Мунхалова. Именно олонхо было основной формой эстетического восприятия действительности, отражающим целостное мировосприятие народа в его многовековом развитии. Путь к профессиональному освоению образов героического эпоса идет параллельно с осознанием своего народа как художника-хранителя и носителя, продолжателя культурных традиций.

Зачинатель якутского эстампа Элляй Семенович Сивцев был подлинно народным художником по существу своего творчества, мироощущению, генетической близости к народным корням. В его графике особое место занимают произведения о духовной культуре, хранителях древней традиции народа саха (серия офортов «Якутские национальные игры» (1969); серии литографий «Гость» (1978); «Шаманы» (1988). В триптихе «Сказители» (1966) в аллегорической форме через сюжеты эпоса и образ олонхосута ведется сказ об истории народа, преодолевшего все тяготы, выпавшие на его долю (лист «Прошлое»), о поединке и победе богатыря (лист «Борьба»), о воцарившемся мире и покое (лист «Счастье»).
Фольклорное начало также является ведущим в творчестве Владимира Семеновича Карамзина.В серии «Якутский героический эпос» (1969) график дает портретную характеристику главных персонажей – богатырей Среднего и Нижнего Миров, родоначальников и красавицы Среднего Мира, кульминационные моменты – путь и подвиги боотура, поединок богатырей, сцена торжественного ысыаха, посвященного победителю и его невесте. Мастер находит точный изобразительный эквивалент поэтическим приемам олонхо, выделяя ясным силуэтом основных героев - светлым пятном на черном фоне и наоборот.
В творчестве Валериана Романовича Васильева органично сочетаются тончайшая лиричность и глубина аналитика с широтой философского осмысления. Им создан триптих «Нюргун Боотур Стремительный» (1969), где художник акцентирует внимание не столько на сюжетной стороне произведений, сколько на образном строе и высокой духовности эпоса олонхо, на философско-эпических представлениях борьбы Добра и Зла. Для работ по мотивам эпоса автор избрал, подобно народным мастерам, резьбу по дереву - технику ксилографии.
Заметным явлением в культурной жизни республики явились иллюстрации к героическому эпосу «Нюргун Боотур Стремительный», выполненные в 1973 году Э.С.Сивцевым, В.С.Карамзиным и И.Д.Корякиным для выпуска данного олонхо на русский язык в переводе русского поэта В.В. Державина. Макет и внешнее оформление книги принадлежат С.С. Парникову. В книге – тридцать шесть иллюстраций по четыре на каждую из девяти песен олонхо. Они отличаются обобщенностью художественных образов, фантастических и реальных одновременно. Иллюстраторам удалось в своих произведениях передать мощный дух и образную систему якутского героического эпоса.
Авторы истории

Алексей Иванов, отличник культуры Республики Саха (Якутия), руководитель и координатор проекта по включению региональных музеев Якутии в Академию культуры Google «Культура Якутии в мировом пространстве»(e-mail: bylesha2@gmail.com)

Над созданием выставки принимали участие:
Ася Габышева, генеральный директор Национального художественного музея Республики Саха (Якутия)
Галина Неустроева, заместитель генерального директора по науке Национального художественного музея Республики Саха (Якутия)
Клавдия Козлова, хранитель
Вячеслав Семенов, фотограф
Ирина Яковлева, перевод научного текста с русского на английский язык

Участники: все работы
Некоторые истории создаются независимыми авторами и не всегда отражают позицию организаций, предоставивших материалы.
Перевести с помощью Google
Главная
Обзор
Что рядом
Профиль