8 мая 2015 г. – 2 авг. 2015 г.

«Надежда!», национальный павильон Украины на 56-й Международной выставке искусств в Венеции

Ukraine - Biennale Arte 2015

Украинский павильон – это олицетворение новой прозрачной Украины, которая открывается всему миру. На фоне недавних исторических событий и вопреки нынешнему вооруженному конфликту в стране, этим выставочным проектом молодое поколение художников Украины провозглашает веру в будущее своего государства.

«Надежда!», национальный павильон Украины 
Национальный павильон Украины в рамках 56-й Международной выставки искусств в Венеции - La Biennale di Venezia - представляет групповую выставку под названием «Надежда!» с участием молодых украинских художников, среди которых Евгения Белорусец, Артем Волокитин, Никита Кадан, Жанна Кадырова, Николай Ридный и Сергей Жадан, Анна Звягинцева и Открытая Группа. Проект организован PinchukArtCentre при поддержке Фонда Виктора Пинчука.
«Надежда!», национальный павильон Украины 
Открытая Группа и Евгения Белорусец противоположными способами подчеркивают чувство долга и ответственность людей в вооруженном конфликте. Их работы выявляют разное отношение к ситуации членов одного общества. Открытая Группа рассказывает о молодых призывниках и членов их семей, которые ждут возвращения ребят. Евгения Белорусец изображает невидимых шахтеров, которые предпочитают жизнь и труд в зоне конфликта, но отказываются участвовать в войне, пытаясь «спасти» свое будущее ежедневной работой в шахтах.
«Надежда!», национальный павильон Украины 
«Клетка» (2010) Анны Звягинцевой олицетворяет противоречия между свободой и тюремным заключением, верховенством закона и беззаконием, силой и хрупкостью. «Слепое пятно» Николая Ридного и Сергея Жадана демонстрирует последствия насильственных действий, но противодействует появлению ограниченного виденья, побуждающего к радикализации мысли. Артем Волокитин в своем полотне сужает реальность жизни до акта насилия, который переходит от надежды к страху, от смерти к величию. В свою очередь Жанна Кадырова, заглядывая в будущее через призму недавнего прошлого, представляет Украину неотъемлемой частью мира.
«Надежда!», национальный павильон Украины 
Скульптура Никиты Кадана, расположенная вне стен павильона в публичном пространстве на набережной, ссылается на прошлое и смотрит в глаза сегодняшней войне. В своем исследовании художник поднимает проблему исторификации конфликта и сопоставляет его с советским прошлым Украины.
«Толпа. День». Жанна Кадырова
16 марта 2014 Крым проголосовал на незаконном референдуме за отделение от Украины и присоединения к Российской Федерации. Ровно через год после драматического события, глубоко повлиявшего на геополитическую ситуацию в мире, 16 марта 2015 года Жанна Кадырова собрала газеты из разных уголков мира. Вырезав все человеческие лица, скомпоновав их заново в оригинальном шаблоне газеты таким образом, чтобы они контрастировали между собой по социальному статусу, политической должности или религиозному признаку, художница создала шестиметровый панорамный коллаж.Без какой-либо ссылки на текст или язык, ограничившись исключительно названиями изданий, которые «обрамляют» толпы в культурно-географическом контексте, каждый из коллажей превращается в проекцию массы людей, а вся инсталляция представляет собой портрет толпы. Кроме того, работа также исследует различия и общие характеристики мира СМИ. Отобрав газетные выпуски за один-единственный день, Кадырова отслеживает внимание, уделенное международным сообществом событиям в Украине и вооруженному конфликту, тем самым изучая силу и ответственность СМИ и сосредотачиваясь на том, как «человек» представлен ​​в разных странах. Во времена, когда весь мир переживает социальное напряжение, когда люди повсюду выходят на улицы ради перемен, Жанна Кадырова представляет нам непокорный народ, анонимный, мультикультурный, сопереживающий.
Жанна Кадырова
«Очевидно, что перемены, происходящие в стране, сильно влияют на ее граждан. Главные надежды, все же, связаны с людьми. Мы наблюдаем, как общество трансформируется в экстремальных ситуациях: в людях проявляются мощные ресурсы человечности - взаимопомощь, самоорганизация, бескорыстность. Поэтому надежда на построение гражданского общества остается».
«Клетка». Анна Звягинцева
Плетеная «Клетка» Анны Звягинцевой – это воссозданная в текстиле стандартная клетка, устанавливающаяся в залах украинских судов для содержания в них подсудимых во время судебных заседаний. Этот объект, созданный еще в 2010 году, стал реакцией художницы на политические злоупотребления юридической системы и преследования трех членов Худсовета (кураторского объединения, к которому принадлежит и Звягинцева) за активную социальную деятельность.Эта работа балансирует между фундаментальным и зыбким; она содержит в себе такие противоречия, как свобода и арест, верховенство права и беззаконие, мощь и хрупкость. Сплетенные из текстильного материала решетки трансформируются, теряют свою незыблемость, подрывая наше понимание самих законов физики и понятий независимости и надежности. Плетение, как метафора времени и терпения, подчеркивает роль отведенную женщинам в процессе восстановления и формирования общества.В 2015 году «Клетка» приобретает новое значение для страны, которая почти развалилась от масштабов злоупотреблений в судебной системе. Она озвучивает тлеющие надежды общества на изменение системы и восстановление верховенства закона. Актуальность послания, заложенного в «Клетке», идет далеко за пределы Украины и ее новейшей истории, ведь с подобной проблемой ежедневно сталкивается большинство стран мира: обеспечение и защита идеи верховенства права.
Анна Звягинцева
«Надежда» для меня - это вопрос из одного слова. Вопросительный знак хочется поставить в названии этой выставки вместо восклицательного. «Надежда» - это сродни расхожей фразе «Все будет хорошо». Это передача ответственности куда-то в будущее, притом, что настоящее явно тебя не устраивает, да и с прошлым не можешь разобраться. Иным образом надежда может существовать только как указывание пальцем в темноту, свидетельство готовности встать и пойти. В этом определенная ответственность есть».
«Зрелище -1». Артем Волокитин
Новая картина Артема Волокитина трактует войну как зрелище, привлекая внимание к акту насилия. Это монументальное полотно об ужасающей красоте и о глубоко эмоциональных аспектах войны. На фоне абстрактного черно-белого горизонта изображены два типа взрывов, которые рождают эксплозии эмоциональные. Первый – это фейерверк, взрыв радости, красоты и победы. Другой – это почти фотографической точности рисованные клубы дыма от разрыва мощной бомбы. Фон полотна минимизирован до исчезающих черных линий, которые напоминают пейзаж в гравюре. Горизонт отказывается стать реальностью, чтобы остаться анонимным фоном для величия насилия.Одна из тем живописи Артема Волокитина – это то, каким образом медиализация войны руководит нашими взглядами. Через телевидение, радио и социальные сети бои докатываются до наших гостиных. Невероятно трудно смотреть на мир и конфликт в Украине на расстоянии, ведь окружающее пространство заполнили репортажи с единственным сюжетом. Это порождает туннельное видение, разрушающее разнообразие метафорического ландшафта и сводящего внимание к зрелищу, к драме, к пустым победам войны.
Артем Волокитин
«Надежда для меня как сверхконцентрированное вещество. Ничтожно малого количества достаточно, чтобы преобразить любую действительность».
«Синоним к слову “ждать”». Открытая группа
Видео-стена из девяти экранов в режиме реального времени показывает девять входных дверей в дома семей украинских солдат из разных уголков страны. На обратных сторонах экранов висят фото семейных обеденных столов – напоминание о жизни по ту сторону двери. На протяжении всего выставочного периода один из участников Открытой группы будет сидеть перед экранами за подобным, типичным для Украины, столом, ожидая возвращения домой солдат и отказываясь в это время принимать пищу.Это произведение о присутствии, отсутствии и ожидании. Перфоманс требует стойкости – качества, которое является общим для семей, для солдат и для украинского общества в целом. Это действие выражает надежду на возвращение солдата и на завершение этого конфликта. Такой простой и откровенной формой работа Открытой группы взаимодействует с темой людей и их страхов. Она демонстрирует беспомощность лиц, вовлеченных в жестокое противостояния, но в то же время предлагает надежду, позволяющую найти новые способы продолжать жить дальше.
Открытая группа
«Множество людей.И мы, наконец. А возможно и в первую очередь.Почему бы и нет.Надеемся, что все будет хорошо».
«Трудности профанации». Никита Кадан
Традиционная экспозиция, своей формой и материалами отсылающая к временам Советского Союза, вобрала в себя материалы, собранные Никитой на востоке Украины во время войны. Обломки, из которых состоит инсталляция, поразительно правдиво демонстрируют политический подтекст: эти разрушенные артефакты – это емкости наполненные словам, образами и воспоминаниями, повествующими о (современной) истории. Таким образом, работа касается институционализации памяти, роли локального наследия в формировании исторического понимания на фоне амнезии, возникшей вследствие конфликта. Сама же инсталляция, в отличие от собранных в ней обломков, относит к советскому прошлому Украины – части истории, которая на удивление легко забыта. Это произведение вводит конфликт в исторические рамки и представляет войну как продолжение общеизвестного конфликта идеологий.Внутри инсталляции между обломков всходит росток, который со временем спрячет под собой уничтоженные артефакты. Это растение превращает скульптуру в теплицу, которая ассоциируется с популярными огородами, появляющимися в течение всего периода противостояния – от Майдана до зоны военного конфликта на Донбассе. Эти насаждения намекают на надежду, на новое начало, на жизнь впереди и на процесс примирения.
Никита Кадан
«К аллегорической фигуре Надежды традиционно взывают жертвы кораблекрушения, те, кто полностью во власти внешних сил. Тому, кто стоит в безопасности на берегу, слишком просто делать глубокомысленные обобщения по этому поводу. А тому, кем играют волны, невозможно описать свое положение. Опыт чистой, всеобъемлющей, заменившей все остальное надежды остается невысказанным. Чаще она предстает как подспорье, как оправдание того, чтобы недосказать, недомыслить, не довести дело до конца.О надежде говорить стоит лишь, чтобы ее исчерпать, переступить через нее, как через порог, оказаться по ту ее сторону. Чтобы потом спокойно и с улыбкой идти по горящей земле, неся полную ответственность за свой выбор».
«Не фотографируйте меня! Завтра в меня тут будут стрелять». Евгения Белорусец
Евгения Белорусец провела не один месяц в зоне конфликта на востоке Украины, создавая портреты шахтеров, место жительства и работы которых находится на территории не подконтрольной ни сепаратистам, ни украинскому правительству. Эти портреты явно демонстрируют личные переживания художницы о жертвах войны, которые не относятся ни к одной из сторон конфликта. Борьба шахтеров – это борьба за выживание, как на короткую, так и на долгую перспективу. Сначала они должны выжить в войне, затем – спасти шахты, чтобы их семьи и поселки имели перспективу сразу после завершения конфликта.Первая, дневная, часть работы демонстрирует монументальный портрет шахтера, образ человека, исчезающего/возникающего в дыму сигареты. На обороте изображения – первая полоса «Сегодняшней газеты», выдуманного издания, рассказывающего историю жизни в «тумане войны». Во второй, ночной части работы, история из газеты получает продолжение в слайд-шоу на стеклянной поверхности павильона. Таким образом Евгения Белорусец изображает появление и исчезновение, использовав эфемерность и временность произведения, как метафору к жизни шахтеров.
Евгения Белорусец
«Украина всегда была для меня таинственной страной, с расплывчатыми внутренними и внешними границами, не проявленными возможностями, с многочисленными затемнениями в области ее витиеватой истории. Ее главный дар мне – жительнице этой страны – возможность быть и не быть тут одновременно. В Украине ты никогда точно не знаешь, где именно ты находишься. «Окраина», пограничная территория, пространство, балансирующее между действительностями, категорически отказывающееся от необходимости выбрать одну из них. Именно эта ее нестабильная сущность, то, что порой кажется землетрясением, лихорадкой, болезнью, вызывает страх – может стать надеждой, может быть целью.Пожалуй, я живу в стране, которая смогла наступить себе на пятки. Но сейчас она переживает войну. Соседнее государство наказывает ее за ее сущность, за столь ценную для меня неопределенность.Надежда? В Украине ее всегда было больше, чем можно было бы ожидать. Она подстерегает рациональность на каждом углу и может быть в очередной раз спасет нас».
«Слепое пятно». Николай Ридный и Сергей Жадан
 «Слепое пятно» Николая Ридного и Сергея Жадана состоит из двух выразительных элементов: поэзии Жадана и крупноформатного баннера Ридного. Вместе они образуют две стороны одной медали, два взгляда на одну историю. Николай Ридный нашел тему для своего баннера в сети, закрасил его черной спрей-краской, оставив только глазок, создающий иллюзию ограниченного, частично стертого вида оригинальной фотографии. Видимым остается только «отрывок» реальности и насилия. В противовес закрашенному черным снимку, поэзия Жадана дает насилию лицо. Каждый стих – частная история, рисующая портреты существующих и вымышленных лиц, живущих среди войны на востоке Украины. «Слепое пятно» остро критикует то, насколько СМИ и Интернет упрощают реалии, когда изображения используются для иллюстрации рассказа, но слишком часто они вырваны из оригинального, «родного» контекста.Итак, слепые пятна являются результатом нашего восприятия мира, а наше ощущение реальности строится на выборочном видении и ограниченности знаний. Закрашенное изображения – это метафора мощности пропаганды, сознательный акт уничтожения частей снимка с целью продемонстрировать исключительно выгодные сюжету элементы. А стихи индивидуализируют жертв насилия. Поэтому, такими двумя подходами в одной связке «Слепое пятно» опирается любым узким толкованиям, подталкивающим к радикализации мысли.
Сергей Жадан
Надежда долгое время может оставаться неозвученной – о ней начинают говорить после того, как завершаются разговоры о гарантиях и перспективе.Надежда, как правило, появляется в последний момент. Иногда она появляется поздно.Вместе с тем, у нее всегда немного больше шансов, поскольку на нее редко кто делает ставку.Надежда нужна даже тому, у кого есть все. Тем более она нужна тем, у кого нет ничего.Человек имеет право на свои надежды даже тогда, когда его лишают права на справедливость и собственное мнение. Хотя иногда все ограничивается надеждами на справедливость.В отличие от веры или здравого смысла, надежда устраивает и атеистов и фанатиков. Фанатиков, впрочем, она устраивает не до конца.О надежде, как правило, вспоминают тогда, когда не остается рациональных аргументов. Или когда не срабатывают аргументы иррациональные.Надежда придает смысл многим вещам. Более того – некоторые вещи приобретают смысл исключительно благодаря ей.В любом случае надежда будет среди тех вещей, которые ты увидишь перед смертью.Главное, что именно она позволяет тебе этой смерти не бояться.
Авторы истории

Куратор проекта - Бйорн Гельдхоф, заместитель арт-директора PinchukArtCentre.

Организаторы:
Министерство культуры Украины – Комиссар
PinchukArtCentre при поддержке Фонда Виктора Пинчука – Организатор.

Участники: все работы
Некоторые истории создаются независимыми авторами и не всегда отражают позицию организаций, предоставивших материалы.
Перевести с помощью Google
Главная
Обзор
Что рядом
Профиль