В книге «Мои воспоминания», увидевшей свет в 1890 году, Фет написал: «Тютчев сладостен мне не только как человек, более чем дружелюбно ко мне относившийся, но как самое воздушное воплощение поэта, каким его рисует себе романтизм. Начать с того, что Федор Иванович болезненно сжимался при малейшем намеке на его поэтический дар, и никто не дерзал заводить с ним об этом речи. Но как ни скрывайте благоуханных цветов, аромат их слышится в комнате, и где бы и когда бы вы ни встретили мягких до женственности очертаний лица Федора Ивановича с открытой ли головой, напоминающей мягкими и перепутанными сединами его стихи:

"Хоть свежесть утренняя веет
В моих всклокоченных власах…" Ф.И. Тютчев "Как птичка, раннею зарей" (1836)


или в помятой шляпе задумчиво бредущего по тротуару и волочащего по земле рукав поношенной шубы, - вы бы угадали любимца муз, высказывающего устами Лермонтова:


Я не с тобой, а с сердцем говорю…"
Михаил Юрьевич Лермонтов (1841)

Интерес в России к творчеству великого русского поэта, философа, дипломата и государственного деятеля Федора Ивановича Тютчева был всегда огромен. Трудно переоценить влияние личности Тютчева на общественную мысль в России. Его реплики, брошенные вскользь в великосветских салонах Мюнхена или Петербурга, сразу же превращались в афоризмы и начинали гулять по России и Европе в качестве «крылатых фраз». Да и в самом облике Федора Ивановича было нечто неотразимо притягательное и почти что потустороннее, космическое, как и все его творчество.
Характерно высказывание одного из умнейших современников Тютчева Юрия Федоровича Самарина. Уже после смерти поэта он написал другому выдающемуся деятелю русской культуры, идеологу и апологету славянофильства Ивану Сергеевичу Аксакову:

«Я перечитал собрание стихов его и долго не мог оторваться от приложенного к нему портрета. Что за обилие и какое разнообразие даров в этом милом лице»

Все вышеизложенное позволяет понять тот интерес к фотографическим портретам поэтам, который проявляли современники поэта. При этом следует отметить, что снимали его выдающиеся фотохудожники девятнадцатого века, а сами портреты становились ярчайшими произведениями светописи – этого, только что возникшего вида искусства.
В Муранове хранится редчайшая по полноте коллекция изобразительного материала с изображениями великого русского поэта и дипломата.

Выставка открывается пастельным портретом Федора Ивановича в детстве, выполненного за сорок лет до появления дагерротипа, в Овстуге - фамильной усадьбе Тютчевых в Брянской Губернии. Следующая работа, выполненная маслом на холсте, представляет нам Тютчева студентом Московского Университета. Наконец последний художественный портрет Тютчева, выполненный в смешанной технике, был сделан в Мюнхене в 30-х годах девятнадцатого века жившей по соседству с Тютчевыми художницей-любительницей И. Рехберг.

Карл Даутендей
Сороковые годы девятнадцатого века ознаменовались началом новой эры в жизни человечества – веком фотографии. В России сохранилось четыре дагерротипа с изображениями поэта, из которых два находятся в Муранове. Ранний  дагерротип был выполнен в Мюнхене. Открытие первого портретного дагерротипного ателье в столице Баварии состоялось в июле 1841 года. Съемка была осуществлена до отъезда поэта в Россию в сентябре 1844 года.

В музее хранятся почти все прижизненные фотографические изображения Тютчева, выполненные выдающимися петербургскими мастерами светописи. Фотографические работы С.Л. Левицкого, Г.И. Деньера, И.И. Робийяра, Г.Ф. Штейнберга запечатлели не только выразительный облик поэта-философа, но и неуловимый образ его времени.

Самым ранним фотографическим изображением Ф. И. Тютчева является портрет, сделанный К. Даутендеем в 1850 или в 1851 году так называемым способом Тальбота (Уильяма Генри Фокса Тальбота-изобретателя негативно-позитивного процесса, позволившего получать неограниченное число позитивных копий на бумажном носителе).

Фотографическое ателье Даутендея, используя изобретение Тальбота, стало заниматься репродукцией живописных полотен, а также ретушью и раскрашиванием фотографических изображений. Одним из образцов этих раскрашиваемых фотографий, где соединялись искусство фотографа и художника, явился этот замечательный портрет. Он запечатлел не только внешний облик, но и внутренний романтический образ поэта.
Неслучайно газета «Северная пчела» о работах Даутендея писала: «В несколько минут он снимает портреты, верность которых равняется натуре».

Г.Ф. Штейнберг
В ряду фотопортретов Федора Ивановича особое место заняла  фотография на визитном паспарту работы Г.Ф. Штейнберга. Поэт в задумчивой позе сидит в полуобороте от нас за овальным столиком, его взгляд устремлен к лежащему на нем листку бумаги, левая рука поднимается к сердцу... Штейнбергу, замечательному художнику и психологу, словно было дано зафиксировать момент создания поэтом его творения. Эта работа была выполнена в 1860 году. Несомненно, она остается шедевром в истории фотоискусства, с удивительной точностью передавая психологический облик человека, погруженного в творческий процесс.

В Кабинете двух поэтов мурановского усадебного дома находятся большие парные портреты Федора Ивановича и его жены Эрнестины Федоровны, выполненные в апреле 1862 года фотографом И.И. Робийяром.

Ипполит Ипполитович Робийяр
Французский художник Ипполит Ипполитович Робийяр приехал в Россию в начале 1840 -х годов. В 1857 году его картины были выставлены в залах Академии художеств, тогда же за свою художественную деятельность он был награжден французским орденом Почетного Легиона. В конце 1850 - х годов Робийяр занялся фотографией: открыл свое фотоателье, которое стало пользоваться большим успехом в петербургском аристократическом кругу.

Как явствует из дневника М.Ф. Тютчевой, дочери поэта, в 1862 году он был единственным фотографом, у которого снимались члены тютчевской семьи. Упоминаются поездки к нему в ателье (Б. Морская, 52) ее матери Эрнестины Федоровны, брата Дмитрия и самой Мари. Записей о том, что в этом же ателье делался портрет Тютчева, нет; но это можно объяснить тем, что нередко в своем дневнике, записывая события, в которых участвуют отец и мать, Мари упоминает только мать. Такова запись от 3 апреля (н. ст.): «Мама́ ездила к Robillard делать свой портрет». 11 апреля он был готов. На этом основании представляется возможным уточнить и время создания портрета ее отца.

Андрей Иванович Деньер (Генрих Иоганн Денье)
Из всех тютчевских изображений наибольший успех выпал, пожалуй, на долю портрета «с пледом через плечо», созданного Г.И. Деньером в 1864 году. Спустя три года на Всемирной парижской выставке, где было представлено 589 экспонентов из двадцати стран мира, Деньер за свои фотопортреты получил почетный отзыв. Дочь поэта Е.Ф. Тютчева, посетившая выставку, писала своему дяде Н.В. Сушкову: «...что меня заставило воскликнуть от радости, так это в отделении России — великолепный портрет папа́, большая фотография работы Деньера, представленная здесь рядом с портретами членов императорской семьи и двумя-тремя другими...» В 1894 году вдова поэта завещала побывавший на выставке портрет Н.И. Тютчеву — будущему создателю Мурановского музея: «Моему внуку Николаю. Портрет его деда Федора Ивановича в золоченой деревянной раме…»

Генрих (Андрей) Иванович Деньер, швейцарец по происхождению, работал в Петербурге с 1850 года. Через пятнадцать лет он предпринял специальное издание фотопортретов, о чем сообщал читателям журнал «Фотограф»: «Известный своими истинно художественными портретами фотограф их императорских величеств А.И. Деньер с высочайшего разрешения предпринял ежемесячное издание в 1865 году «Альбома фотографических портретов», в каждом выпуске которого будет помещаться по 12 карточек с изображением особ императорской фамилии, государственных сановников, лиц разных сословий, известных своими подвигами, ученых, литераторов, артистов и вообще людей замечательных в России по своей общественной деятельности.

За весь альбом, состоящий из 14 карточек, назначается цена 15 руб., это почти по 10 копеек за карточку, тогда как каждая из них будет иметь двойной интерес: и как изображение замечательного лица, и как образец художественного произведения — настоящего фотографического этюда».
Во втором выпуске предпринятого Деньером издания была помещена фотография Тютчева с подписью: «Камергер Двора Е. Имп. Величества».

Этот фотографический этюд «со скрещенными на груди руками» можно датировать довольно точно. Жена поэта в письме к своей падчерице Дарье от 12 мая 1868 года вспоминала об этом портрете мужа, для которого он «позировал 4 года назад до нашего отъезда за границу». В заграничное путешествие Эрнестина Федоровна с дочерью Марией отправились 10 мая 1864 года В 1868 году Иван Сергеевич Аксаков, ставший в 1866 году зятем поэта, и Иван Федорович Тютчев выпустили в свет второе прижизненное издание стихотворений Ф. И. Тютчева. Именно эта фотография украсила пятьдесят экземпляров сборника.

Сергей Львович Левицкий
Другой выдающийся фотохудожник Сергей Львович Левицкий снимал Федора Ивановича в разные годы. В 1856 году портрет Тютчева вошел в ряд фотопортретов крупнейших русских литераторов, созданных тогда фотографом в Петербурге. Вероятно, именно он был подарен Эрнестиной Федоровной своей падчерице Анне (тогда фрейлине Императрицы Марии Александровны) ко дню ее рождения. Об этом есть запись в Памятной книжке Анны Федоровны: «Государь подарил мне свой портрет, а мама́ — портрет отца».

В 1860-1865 годах Левицкий активно работал во Франции. Его фотографический салон стал одним из лучших в Париже. Здесь бывали почти все знатные русские путешественники. При съемке Левицкий использовал рисованный фон с романтическим архитектурным пейзажем. Тютчев находился в Париже с 18 по 29 марта 1865 года. Тогда и был сделан этот фотопортрет, может быть, самый необычный во всей иконографии поэта – «в цилиндре, с зонтиком и с пледом» на фоне все того же пейзажа

За странностью облика проглядывает, прежде всего, болезненное состояние Федора Ивановича, пережившего «роковую утрату», – смерть Е.А. Денисьевой.
В Париже в это время он виделся с И.С. Тургеневым, рассказ которого известен в записи А.А. Фета: «Когда Тютчев вернулся из Ниццы, где написал известное: «О, этот юг, о, эта Ницца!..» – мы, чтобы переговорить, зашли в кафе на бульваре и, спросив себе из приличия мороженого, сели под трельяжем из плюща. Я молчал все время, а Тютчев болезненным голосом говорил, и грудь его сорочки под конец рассказа оказалась промокшей от падавших на нее слез».

Последний раз Левицкий снимал Тютчева в Петербурге в 1867 году. Это две фотографии кабинетного размера: на одной Тютчев изображен опирающимся на трость, на другой – со скрещенными на груди руками. В такой позе он уже был снят Деньером в 1864 году. Эти изображения поэта впоследствии репродуцировались во многих изданиях его произведений.

С этой же фотографии в 1875 году Э. Ф. Тютчева заказала увеличенные копии мюнхенскому фотографу Альберу. Такая большая фотография висела в гостиной ее петербургской квартиры. Другой экземпляр был подарен ею И.С. Аксакову в благодарность за создание биографии мужа. Теперь оба эти портрета Ф. И. Тютчева находятся в экспозиции Мурановского музея.

25 февраля 1885 года Эрнестина Федоровна записала в своем дневнике: «Получила от Левицкого фотографии Любимого, которые я заказала. Сходство поразительное». Это были отпечатки с негатива 1867 года, бережно хранимого Левицким. Репродукцию этого снимка Э.Ф. Тютчева воспроизвела в 1886 году в изданной ею книге сочинений мужа.
Выставка предоставляет уникальную возможность собрать на одной виртуальной площадке весь иконографический ряд прижизненных изображений Федора Ивановича Тютчева.

Museum-Reserve of Feodor Tyutchev "Muranovo"
Участники: все работы
Некоторые истории создаются независимыми авторами и не всегда отражают позицию организаций, предоставивших материалы.
Перевести с помощью Google
Главная
Обзор
Что рядом
Профиль