Любимые полотна

Айвазовский "Девятый вал" Брюллов "Последний день Помпеи" Шишкин "Корабельная роща"

И.К. Айвазовский. Девятый вал. 1850 Одна из ранних картин Ивана Айвазовского – «Девятый вал», посвящена излюбленному у романтиков мотиву кораблекрушения и борьбе человека со стихией. Согласно морскому преданию, девятый вал – самый коварный и опасный во время шторма; и если моряки выстоят перед ним, то угроза гибели для них миновала. Айвазовский наполняет картину ослепительным сиянием восходящего солнца, пробуждающим оптимизм и надежду. Композицию картины он строит по классическому треугольнику: обломок мачты, к которому привязали себя моряки в восточных одеждах, расположен диагонально и направляет наш взгляд к пенной шапке грозно нависающего девятого вала. Резко уменьшаясь в масштабе, гребни следующих за ним волн подчеркивают глубину дали, окутанную водной пылью, а розово-золотистое небо противопоставлено изумрудной зелени волн, показанных «контражур» – против света – и как бы мерцающих изнутри. В этой картине наглядно отразились характерные черты академического романтического пейзажа с его пристрастием к бурному, чрезмерному пафосу, яркому колориту и эффектам освещения. Однако Айвазовский наполняет свои лучшие произведения искренней эмоциональностью, восхищением перед грозными силами природы. Известно, что большинство пейзажей он исполнял по воображению, опираясь на исключительно живую зрительную память. Будучи уже в 60-летнем возрасте, мастер писал: «Движения живых стихий неуловимы для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны – немыслимо с натуры... Мое воображение сильнее... действительных впечатлений. Они записываются в памяти моей как будто какими-то симпатическими чернилами, проступающими весьма явственно от времени, или от теплого луча вдохновения».
1833 Везувий зев открыл – дым хлынул клубом – пламя Широко развилось, как боевое знамя. Земля волнуется – с шатнувшихся колонн Кумиры падают! Народ, гонимый страхом, Толпами, стар и млад, под воспаленным прахом, Под каменным дождем бежит из града вон – этими строками откликнулся Александр Пушкин на прибытие в Петербург знаменитого полотна Карла Брюллова «Последний день Помпеи», которое по праву можно назвать манифестом русского романтического искусства. Перед нами разворачивается грандиозное стихийное бедствие – гибель римского города Помпеи во время извержения вулкана Везувий 24 августа 79 года. Ослепительная вспышка молнии изнутри озаряет всю сцену, фиксируя взметнувшиеся руки и поникшие тела. Композиция представляет собой как бы замерший вихрь, вращение которого задано отломанным колесом в самом центре картины. На переднем плане на мостовой бессильно распростерта молодая женщина с младенцем, упавшая с колесницы, ее рассыпавшиеся драгоценности символизируют тщету земных богатств. Согласно академическим правилам, Брюллов строит композицию как систему групп: слева мы видим мать с двумя дочерьми, черты которых напоминают облик графини Самойловой – вдохновительницы музы художника. Справа на втором плане – очевидец бедствия, историк Плиний Младший со своей матерью; в своих письмах он пишет: «...мать просит, уговаривает, приказывает, чтобы я убежал; я ответил, что спасусь только вместе с нею...». Слева, на ступенях здания, в смятенной толпе Карл Брюллов изображает себя с атрибутами своего ремесла – коробкой с красками и кистями на голове. Эффектные контрасты света и тени, интенсивный колорит, в котором доминируют зловещие отблески зарева, – все подтверждает, что художник, оставаясь в рамках академической системы, сумел придать действию невиданный эмоциональный накал. Картина была создана в Италии, куда Брюллов отправился вскоре после окончания Петербургской Академии художеств. Живописец посещал раскопки Помпеи, собирал материалы – изучал, в частности, сочинения Плиния. Действие картины он разворачивает на реальной улице Гробниц (Via dei Sepolcri), однако для усиления драматичности происходящего включает в композицию вид на огнедышащий Везувий, который в действительности находится в стороне. Работа Брюллова вызвала восторг современников. Показанное в Риме, Милане и Париже, полотно принесло художнику почетные звания ряда европейских Академий и золотую медаль французской Королевской Академии художеств. В Петербурге картина была выставлена летом 1834 года.
И.И.Шишкин "Корабельная роща" 1898 Ярко освещенные солнцем стройные сосны занимают всю ширь холста. В глубину леса убегает лесная речушка с сыпучими берегами, в прозрачной воде которой видны светлые камешки. Пейзажам художника присуще своеобразное построение – верхним краем холста он срезает вершины деревьев, представляя композицию с близкой точки зрения и чуть снизу, что делает мачтовые сосны еще выше и значительнее. Человека в картинах Шишкина почти не бывает, но есть следы его пребывания, приметные по построенной ограде, срубленной и кем-то брошенной березке, бревнышку в реке. Этот пейзаж был написан художником в последний год жизни, близ города Елабуги – в тех местах, где он родился и провел свое детство.
Credits: All media
This user gallery has been created by an independent third party and may not always represent the views of the institutions, listed below, who have supplied the content.
Translate with Google
Home
Explore
Nearby
Profile